image
Проклятый палач

Проклятый палач

date_range07.09.2021, 16:59 chat_bubble_outline0 remove_red_eye26

«Мой замок стоит так высоко в горах, что стоя у подножья этих древних скал его невозможно различить в пушистых перинах облаков.

Днём, когда солнце нещадно палит, старые рассыпающиеся скалы и хвойный лес, что покрывает десятки километров вокруг, я нахожусь в замке, в полном мраке, с ещё двумя его обитателями: с прирученным мной волком по кличке Триног и старым и дряхлым упырем Морганом. На бедного волчонка я наткнулся случайно, пару лет назад, возвращаясь с ночной охоты - скверная была ночь, дул сильный ветер, ломая и выкорчевывая деревья, с чёрного от туч неба лил, казалось, нескончаемый поток воды. И вот сквозь эти звуки я чётко различил чей-то жалобный вой, явно не человеческий, больше походящий на плач собаки или волка. Я двинулся в направлении этого звука, и вскоре моим глазам предстала печальная картина. Маленький волчонок, весь в грязи, лихорадочно трясущийся от холода, жалобно скулил, пытаясь вытащить левую заднюю лапу из-под упавшего дерева. Рядом с ним лежали, высовываясь из-под массивного ствола дерева, окровавленные тела ещё трех волков, большого, очевидно являющегося волчицей, и двух маленьких, все они были мертвы. Я подошел ближе, волчонок испугано дёрнулся при виде меня, попытался высвободиться, но тщетно, это лишь усилило боль. Не смотря на всю его боязнь и попытки укусить меня, я вытащил его и отнёс в свой замок, правда придавленную ногу пришлось потом отнять, гангрена начала есть его тело. Отсюда и его кличка Триног. Волчонок вскоре окреп, возмужал, стал здоровым волком и, так как охотиться он не умел и не мог, еду ему добывал я. Что касается старого упыря Моргана, то это типичный людоед-кровосос, которых почти всех истребили, он жил в замке так давно, что и сам не помнил сколько. Когда-то это был просто самый ужасный упырь, что потрошил всех и вся в округе, сейчас же Морган являл собой сгорбленного, покрытого седыми волосами, лишаястого старикашку, даже его некогда белые и длинные клыки, что внушали страх всем без исключения, стали гнилыми и желтыми от табака и постепенно высыпались.

Ну что я все об упыре, да о волке, я завел этот дневник для себя, для того, чтобы выплеснуть все то, что накопилось в моей черной душе за многие годы проживания в этом холодном, старом замке…»